Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

checkered

Cамые частые фразы Путина за 20 лет. ЧУДОВИЩНЫЙ КОМПЛЕКТ путинщины

Рекордное количество раз были произнесены:
«святой долг», «священная память», а также «лихолетье», которое пережили современники военных событий и «не посрамили свою землю».
Кроме того, он часто говорил о «пекле» войны и «варварах».

В начале 2000-х было много таких фраз, как «антигитлеровская коалиция» и «союзники».
Затем этот список дополнил «многонациональный народ России».
Часто также встречается «решающий вклад».

Восточный вариант

Цветет урюк под грохот дней,
Дрожит зарей кишлак.
А средь арыков и аллей
Идет гулять ишак.
https://lenta.ru/news/2020/06/24/imenenia/



ТОРЖЕСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКТ О. Бендер для Ухуджанского

НЕЗАМЕНИМОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СОЧИНЕНИЯ ЮБИЛЕЙНЫХ СТАТЕЙ,
ТАБЕЛЬНЫХ ФЕЛЬЕТОНОВ, А ТАКЖЕ ПАРАДНЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ. ОД И ТРОПАРЕЙ

Раздел I. Словарь

Существительные
Collapse )
promo ukhudshanskiy june 26, 2017 10:15 11
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у salery в post РФ-ная элита неконкурентоспособна (какое там «противостояние Западу»… если бы даже и хотела) в основном не потому, что воровата. Во власти категорически мало элементарно интеллигентных людей. Поэтому она не способна проводить эффективную…
checkered

Анненский Иннокентий Фёдорович о Русской национальной идее



Перевод сохранившегося наследия (18 трагедий) Еврипида с приложенным академическим корпусом комментариев. Переводы из Горация, Вакхилида, Гете, Гейне, Бодлера, Верлена, Рембо, Анри Ренье, Сюлли-Прюдома, Лонгфелло, Малларме, Тристана Корбьера, Франсиса Жамма, Мистраля, Леконт-Де-Лиля…
Дополнил Еврипида, сочинив в его манере и на сюжеты утерянных его трагедий четыре пьесы, в том числе не сходившую с театральных подмостков вакхическую драму «Фамира-кифаред».

На протяжении всего творческого пути сонм литературоведческих и критических статей, научных рецензий. Четыре прижизненных, как нынче выражаются — «культовых» поэтических сборника, без которых «не было бы» ни Пастернака, ни Ахматовой, не Георгия Иванова — тридцать лет упорного, каторжного труда, и всё это без отрыва от педагогической деятельности, в частности — обучения школяров древним языкам и русской словесности, и одновременного руководства рядом прославленных учебных заведений… — Иннокентий Фёдорович Анненский: одна короткая жизнь и титаническое, по сей день недооценённое наследие.

Какой тяжелый, темный бред!
Как эти выси мутно-лунны!
Касаться скрипки столько лет
И не узнать при свете струны!..
***
Вот уже четверть века по самые брыли погрузившаяся в болото обскурантизма ельцино-путинская шушера с примкнувшими смотрящими от окрестных новообразований клятвенно заверяют: «Днями определимся, предоставим в лучшем виде Национальную идею, неубиваемую, верную, на века…» — Иннокентий Фёдорович, опираясь на опыт предыдущих поколений и следуя завету великого Петра сделал это ещё 118 лет назад:


Речь, произнесенная в царскосельской гимназии 2 июля 1899 г

Говоря здесь от лица ваших наставников, я не могу не сознаться, что и мои чувствования в настоящую минуту смутны. Я радуюсь вашим успехам, горжусь новым результатом труда моих сотоварищей и вместе с тем испытываю некоторый страх, выпуская вас из-под опеки.
Откуда этот страх? Я боюсь не за то, что вы мало знаете и недостаточно приучены к труду. Я вполне уверен, что вы будете дорожить тем правом продолжать свое образование, которое сегодня за вами укрепляется: недаром же вы столько работали для получения этого права, недаром столько трудились, недаром, наконец, вы уносите отсюда часть нервной и мозговой силы которую ваши наставники вложили в трудное, медленное и ответственное дело вашего развития.
Может быть, некоторые из вас выбрали свою будущую специальность ощупью и потеряют годы на исправление ошибки, - этого я тоже для вас не боюсь, потому что ошибка случайная и поправимая не есть еще зло.
Я боюсь, что прервется та нравственная работа над самопознанием и самоопределением, которая началась для вас, по крайней мере, для многих из вас, в гимназии под влиянием великих книг классического мира. Мы старались вложить в ваши сердца только зерна самоопределения и будем счастливы, если в вашей дальнейшей жизни совершится их произрастание. Признаками этого серьезного процесса должна быть осторожность ваших суждений, желание властвовать не над другими, а над самим собой, контроль над собственным душевным миром, причем вы должны чуждаться решительных, категорических и безоглядных определений.
Желаю еще раз и от всего сердца, чтобы каждый из вас нашел в жизни любимый, захватывающий его труд, не оставлял при этом никогда работы над самопроверкою и самосовершенствованием на почве высших духовных стремлений…
Collapse )
checkered

Александр Сокуров о Андрее Тарковском: Он был человеком твердых позиций.




Правда, он очень не любил евреев и говорил: «Только не отдавайте себя в эту оккупацию». ...Я не знаю, с чем это связано. Но 90% режиссеров были евреи, и он никогда не имел с ними никаких контактов и сторонился всегда. Он был человеком твердых позиций и не изменял им.

Сергей Уваров «Интонация. Александр Сокуров». Издательство «Новое литературное обозрение»
checkered

Размышлизмы. Чудовищные корни путинщины. Упоение омерзительностью и бесстыдством

"Невозможно пролистать какую-нибудь газету, неважно за какой день, месяц или год, не найдя там в каждой строчке знаков самой отвратительной человеческой извращенности и при этом самого поразительного хвастовства честностью, добротой, милосердием, самых бесстыдных утверждений о прогрессе и цивилизации.

Любая газета с первой и до последней строчки пронизана ужасами и омерзением. Войны, преступления, воровство, распутство, пытки, злодеяния монархов, наций, обывателей, упоение всеобщей жестокостью.

И вот с этим омерзительным аперитивом цивилизованный человек завтракает каждое утро. Все в этом мире воняет преступлением: газета, стена и лицо человека.

Не понимаю, как рука может касаться газеты, не содрогаясь от отвращения…"

Шарль Бодлер. "Мое обнаженное сердце"
Collapse )
checkered

Чудовищные корни путинщины. Безумный бред и сумбур советской сатанофантасмагории

Советский реализм или советская фантастика?
https://kosarex.livejournal.com/4189303.html

Виа https://verybigfish.livejournal.com/3046017.html

Истина в том, что советское искусство несло в себе шифровки, к которым все настолько привыкли, что не обращали внимание.


С орденскими планками понятно - намек, что молодежь вернулась с наградами с фронта, а теперь учится. В те времена вешать орденские планки тоже не было модно. Дело, скорее всего, происходит не дома, а в библиотеке. На это напоминает избыточно большое комнатное растение. Через окно видно строительство - подъемный кран и груз с другого подъемного крана. Пара фабричных труб. Ещё какой-то источник дыма. Трубы и дым - признаки огня напряженного социалистического труда. Иной дым, да ещё без огня не положен. Парень мечтательно смотрит вверх, словно перевел взгляд с Евангелия, то есть курса Теоретической механики, на икону. Девица тоже смотрит поверх книги соседа куда-то вверх. Во взгляде отнюдь не молитвенный выплеск жесткой, женской воли. Эротика не только в намеке на подглядывание книги у соседа, но и в наклоне женского тела к парню. Эротика явно социалистическая, волевая женщина - волевое общественное и семейное начало. Перьевая, чернильная ручка девицы занесена над книгой. Мда, чиркать в книге не полагается, в крайнем случае используется карандаш. Но это традиция от Маркса и Ленина - обилие денег позволяло смело чиркать в книгах. Главное в их книгах не то, что напечатали, а что они на полях чиркнули.

Предметы для черчения предполагают желание превратить сходу прочитанное и увиденное в чертежи. Чистая символика - библиотеки не существуют для черчения. Гуманитарное начало это background. Сзади на полке книги Ленина и Сталина, над ними Некрасов, Горький, Островский и ещё пара непонятных авторов. Крупные кисти рук подчеркивают силу советской молодежи. Отсутствие топорящихся клубков мышц под одеждой указывает на интеллектуальный характер труда героев картины.

Символика социализма должна была воздействовать не только на сознательный, но и на подсознательный уровень. Восприятие произведений искусства должно быть простым, без нелепых вопросов в стиле - в жизни такое сочетание деталей возможно? Главное - настрой. Социализм как икона, ничего случайного, всё значимо.
checkered

Алексей Смирнов (фон Раух) (1937—2009) о русской литературе

Я дворянскую литературу, поэзию, философию и пластику (архитектуру, живопись, мебель, шитье, фарфор) довольно-таки хорошо знаю. К тому же я человек глубоко русский, на Запад на чужие хлеба сам не поехал, хотя и были подходящие случаи, и объездил все губернские города России, подолгу всюду жил и страну эту хорошо знаю. И мне моя дворянская генетика ничего хорошего не принесла.
Большинство моих предков были пьяницами, картежниками, обскурантами, самодурами, развратниками, дуэлянтами, а те, которые служили, были деспотами, беспощадными и крайне жестокими вояками, службистами, придворными блюдолизами, и все они страдали страшным эгоизмом, себялюбием и были крайне тяжелы в быту. Перед революцией, правда, многие из них кинулись в народничество и просветительство, отнюдь не меняя тяжести своих характеров. Да, все они и им подобные создали великую империю, но они же ее и погубили. Единственное, что я в них ценил и ценю, — это абсолютную независимость. Они не хотели ни от кого всерьез зависеть: ни от Бога, ни от своих Царей, которых они периодически давили офицерскими шарфами и грохали тяжелыми золотыми табакерками по голове.
Эта вот патрицианско-татарская независимость (хочу милую — хочу голову рублю) и создала так называемую великую, подрывную по своей сущности, античеловеческую русскую литературу. То, что эта литература античеловечна, подтвердила наша чудовищная революция и долгое, слишком долгое царство большевиков.
Collapse )
checkered

Чудовищные корни путинщины. Каждый онтологически советский — латентный тоталитарист и садист.

ВИКТИМБЛЕЙМИНГ ПО-СОВЕТСКИ

Дочь Эдуарда Успенского, автора советского триллера для детей, просит отказаться учреждать премию имени своего отца, поясняя тем, что он был домашним тираном и отнюдь не таким благообразным божьим одуванчиком, каким изображал себя на публике.

Это типичная трагедия типичной советской семьи, где обласканные властью совписы-мажоры полностью копировали поведение своих красных начальников. Каждый онтологически советский — латентный тоталитарист и садист, которому семья давалась фактически на растерзание. Пропесоченные на парткомах писатели вымещали свою чудовищную агрессию на женах и детях.

Часть патриархальной интеллигенции, для которых родители — есть нечто априори святое, всячески осуждают дочь. А по-моему, она не только права, но и должна потребовать финансовой моральной компенсации за искореженное детство.

Ложно-стыдливая отечественная привычка "не выносить сор из избы" есть своего рода виктимный импринт, только укрепляющий авторитарную семью путем возложения ответственности на жертву (классический виктимблейминг).

Алина Витухновская
checkered

Галковский. Эксплуатант нацтемы, интересной исключительно лубянским мерзавцам

Странных, мягко скажем, персонажей в национал-патриотической среде немало. Одним из них является чел с инфантильным лицом — Дмитрий Галковский. Автор книги “Бесконечный тупик”, широко известный в узких кругах «философ» и публицист. К слову, именно его выделили лубянские кураторы и назначили «точкой сборки» в конце 90-х — начале двухтысячных, когда вся пестрая среда национал-патриотов, правых, евразийцев и прочих политических пассионариев из музея Маяковского, фактически уже потеряла актуальность. Примерно в тот же момент публичная политическая жизнь перешла в онлайн-формат.

Отечественная псевдорусская философия, наподобие того, что пытается преподнести публике Галковский, обречена на вырождение в маргинальность. С ней происходит и произойдет то же, что произошло с советской литературой и то, что произойдет с неосоцреалистической нынешней (условным Прилепиным).

Автор, не ориентирующийся на глобальный контекст, погрязший в местечковости, буквально в дворовых интригах, мерящийся статусами с людьми, которых, в большинство своем, не существует в современном культурном поле, неконкурентоспособный, эксплуатирующий национальную тему, интересную только лубянским кураторам, да и то лет 20 назад, выглядит поистине печально.

Алина Витухновская