Category: литература

checkered

Шкапская Мария Михайловна (1891-1952)

БИБЛИЯ

Ее на набережной Сены
В ларце старуха продает,
И запах воска и вербены
Хранит старинный переплет.
Еще упорней и нетленней
Листы заглавные хранят
И даты нежные рождений
И даты трудные утрат.
Ее читали долго, часто,
И чья-то легкая рука
Две-три строки Экклезиаста
Ногтем отметила слегка.
Склоняюсь к книге. Вечер низок.
Чуть пахнет старое клише.
И странно делается близок
Моей раздвоенной душе
И тот, кто счел свой каждый терний,
Поверив, что господь воздаст,
И тот, кто в тихий час вечерний
Читал Экклезиаст.
promo nemihail 19:00, yesterday 85
Buy for 20 tokens
Заказчиков выступал никто иной, как российские спецслужбы. Это их почерк Фото: Яндекс Картинки (Киев) "Убийство Шеремета было совершено с целью дестабилизировать ситуацию". Всем желающим показали кадры с камеры видеонаблюдения, на которых запечатлены убийцы журналиста. Ими…
checkered

Итоги ста лет геноцида и сатанократии. В СССР был убит Русский Мир

Русский мир - это русская культура, литература, русская мысль.
Это Достоевский, Чехов, русское кино, театр, наука.
Много хорошего произведено в русском мире.

В постсоветской РФ не видел и не вижу думающих о будущем России, потому что РФ это не ни в коем случае не Россия. Как миллион раз прав автор книги "Россия в концлагере" И. Л. Солоневич - "Раковая опухоль, выросшая на теле Ивана, никак не является этим Иваном."

К сожалению, путинская РФ это страна умственных калек и калекш.
Безнадёжно изуродованных жизнью, образованием и политикой в СССР-РФ.

Путинская РФ - страна НРАВСТВЕННЫХ уродов.
https://verybigfish.livejournal.com/2923184.html
checkered

П. Я. Чаадаев "Философические письма"

....Мы живем в стране, столь бедной проявлениями идеального, что если мы не окружим себя в домашней жизни некоторой долей поэзии и хорошего вкуса, то легко можем утратить всякую деликатность чувства, всякое понятие об изящном. Одна из самых поразительных особенностей нашей своеобразной цивилизации заключается в пренебрежении удобствами и радостями жизни. Мы лишь с грехом пополам боремся с ненастьями разных времен года, и это при климате, о котором можно не в шутку спросить себя, был ли он предназначен для жизни разумных существ. Раз мы допустили некогда неосторожность поселиться в этом жестоком климате, то постараемся по крайней мере ныне устроиться в нем так, чтобы можно было несколько забыть его суровость.

Нам всем не хватает духа порядка и методичности, избавимся от этого недостатка. Не стоит повторять доводов в пользу размеренной жизни; во всяком случае одно лишь постоянное подчинение определенным правилам может научить нас без усилий подчиняться высшему закону нашей природы. Но для точного соблюдения какого-либо правила необходимо устранить все, что этому мешает.

Часто с первых часов дня бываешь выбит из намеченного круга занятий, и весь день испорчен. Нет ничего важнее первых испытанных нами впечатлений, первых мыслей, приходящих к нам, когда мы вновь возвращаемся к жизни вслед за подобием смерти, которое разделяет наши дни. Эти впечатления и эти мысли обычно предопределяют состояние нашей души на весь день. Вот, он начался домашней сварой и закончился непоправимой ошибкой. Поэтому приучитесь первые часы дня сделать как можно более значительными и торжественными, сразу вознесите душу на всю ту высоту, к какой она способна, старайтесь провести эти часы в полном уединении, устраняйте все, что может слишком на вас повлиять, слишком вас рассеять; при такой подготовке вы можете безбоязненно встретить те неблагоприятные впечатления, которые затем вас охватят и которые при других условиях превратили бы ваше существование в непрерывную борьбу, без надежды на победу. К тому же, раз это время упущено, потом уже не вернешь его для уединения и сосредоточенной мысли. Жизнь поглотит вас всеми своими заботами как приятными, так и скучными, и вы закрутитесь в нескончаемом колесе житейских мелочей. Не дадим же протекать без пользы единственному часу дня, когда мы можем принадлежать самим себе.

Признаюсь, я придаю большое значение этой потребности ежедневно сосредоточиться и воспрянуть духом, я уверен, что нет другого средства уберечь себя от засилия окружающих вещей; но вы, конечно, понимаете, что это далеко еще не все. Одна идея, пронизывающая всю вашу жизнь, должна всегда стоять перед вами, служить нам светочем во всякое время дня. Мы являемся в мир со смутным инстинктом нравственного блага, но вполне осознать его мы можем лишь в более полной идее, которая из этого инстинкта развивается в течение всей жизни. Этой внутренней работе надо все приносить в жертву, применительно к ней надо установить весь порядок вашей жизни. Но все это должно протекать в сердечном молчании, потому что мир не сочувствует ничему глубокому. Он отвращает взор от великих убеждений, глубокая идея его утомляет. Вам не должны быть свойственны верное чувство и сосредоточенная мысль, не зависимые от различных людских мнений, а уверенно ведущие вас к цели. Не завидуйте обществу в его чувственных удовольствиях, вы обретете в своем уединении наслаждения, о которых там и понятия не имеют. Я не сомневаюсь в том, что, освоившись с ясной атмосферой такого существования, вы станете спокойно взирать из своей обители на то, как волнуется и для вас исчезает мир, вы насладитесь покоем вашей души. А пока надо усвоить себе вкусы, привычки, привязанности вашего нового образа жизни. Надо избавиться от всякого суетного любопытства, расстраивающего и уродующего жизнь, и первым делом искоренить упорную склонность сердца увлекаться новинками, гоняться за злобами дня и вследствие этого постоянно с жадностью ожидать наступления дня завтрашнего. Иначе вы не обретете ни мира, ни благополучия, а одни только разочарования и отвращения. Хотите ли вы, чтобы мирской поток разбивался у порога вашего мирного жилища? Если да, то изгоните из вашей души все эти беспокойные страсти, возбуждаемые светскими происшествиями, все эти нервные волнения, вызванные преходящими новостями.

Замкните дверь перед всяким шумом, всякими отголосками света. Наложите у себя запрет, если хватит у вас решимости, даже и на всю легковесную литературу, – по существу она не что иное, как тот же шум, но только в письменном виде. На мой взгляд, нет ничего более несовместимого с правильным умственным укладом, чем жажда чтения новинок. Повсюду мы встречаем людей, ставших неспособными серьезно размышлять, глубоко чувствовать вследствие того, что пищу их составляли одни только эти недолговечные произведения, в которых за все хватаются, ничего не углубив, в которых все обещают, ничего не выполняя, где все принимает сомнительную или лживую окраску и все вместе оставляет после себя пустоту и неопределенность. Если вы ищете удовлетворения в избранном вами образе жизни, необходимо добиться, чтобы новое из-за одной новизны своей никогда вами не ценилось...

Collapse )
checkered

Увидела свет книга «Мерянский язык»

checkered

ЖЕРТВЫ «ПРАВИЛЬНОЙ» НЕНАВИСТИ

Подлинно значительные произведения тем и отличаются от прочих, что всякий раз по-своему прочитываются каждым новым поколением и более того – с переменой эпохи – раскрывают скрытые до поры новые грани тем, кто их читал прежде.
Кому из нас, в годы перестройки впервые познакомившимся с оруэлловским романом «1984» и некоторыми его эссе, не казалось тогда, что они – о нашем недавнем советском прошлом, из которого мы наконец-то мучительно выдирались. (Иначе к чему их было и держать-то под запретом?)
Скорее всего, нам в это тогда просто хотелось верить, вопреки ясно выраженной в книге мысли самого автора. Но нельзя за это и судить слишком строго: мало кому в ту пору могло прийти в голову, что кому-то – после полученного опыта – захочется всё это «повторить» или даже развить.
Но – увы, – как оказалось, прошлое и не собиралось нас покидать (или мы его?), а роман этот и эссе – о том, что наступило сегодня, а, вероятно, и о том, что еще только будет…
Такова сила мысли подлинно талантливого человека. (Хотя, по правде говоря, лучше бы уж он ошибся…)
Как бы то ни было, сегодня нам стоит освежить нашу память и взглянуть новыми глазами на некоторые страницы книг Джорджа Оруэлла о том, что, к сожалению, так и не стало нашим прошлым. И еще вопрос: станет ли когда-нибудь…



НАШ МIР И ЕГО СКРЕПЫ


«Ужасным в двухминутке ненависти было не то, что ты должен разыгрывать роль, а то, что ты просто не мог остаться в стороне. Какие-нибудь тридцать секунд – и притворяться тебе уже не надо. Словно от электрического разряда, нападали на все собрание гнусные корчи страха и мстительности, исступленное желание убивать, терзать, крушить лица молотом: люди гримасничали и вопили, превращались в сумасшедших. При этом ярость была абстрактной и ненацеленной, ее можно было повернуть в любую сторону, как пламя паяльной лампы».
Дж. ОРУЭЛЛ «1984» (1949).


«Британский тори будет защищать самоопределение в Европе и противиться самоопределению Индии, не сознавая своей непоследовательности.
Действия оцениваются как хорошие или плохие не в соответствии с их характером, а соответственно тому, кто их осуществляет, и, наверное, нет такого безобразия – пытки, взятие заложников, принудительный труд, массовые депортации, тюремное заключение без суда, фальсификации, убийства, бомбардировка гражданского населения, – которое не меняло бы своего морального знака, будучи совершено “нашими”.
Либеральная “Ньюс кроникл” опубликовала как пример неслыханного варварства фотографии повешенных немцами русских, а спустя год или два – с горячим одобрением – почти такие же фотографии немцев, повешенных русскими. […]
Необходимо прежде всего разобраться в себе, разобраться в своих чувствах, а затем учитывать неизбежную свою предвзятость. […]
…По крайней мере, вы можете отдать себе в них отчёт и не допустить, чтобы они искажали ваши мыслительные процессы. Эмоциональные побуждения, которые неизбежны и, наверное, даже необходимы для политического действия, не должны препятствовать восприятию действительности. Но для этого, повторяю, требуется нравственное усилие…»

Джордж Оруэлл «Заметки о национализме» (Май 1945).


«На площади стояло несколько тысяч человек, среди них – примерно тысяча школьников, одной группой, в форме разведчиков. С затянутой кумачом трибуны выступал оратор из внутренней партии – тощий человечек с необычайно длинными руками и большой лысой головой, на которой развевались отдельные мягкие прядки волос.
Корчась от ненависти, карлик одной рукой душил за шейку микрофон, а другая, громадная на костлявом запястье, угрожающе загребала воздух над головой. Металлический голос из репродукторов гремел о бесконечных зверствах, бойнях, выселениях целых народов, грабежах, насилиях, пытках военнопленных, бомбардировках мирного населения, пропагандистских вымыслах, наглых агрессиях, нарушенных договорах.
Слушая его, через минуту не поверить, а через две не взбеситься было почти невозможно. То и дело ярость в толпе перекипала через край, и голос оратора тонул в зверском реве, вырывавшемся из тысячи глоток. Свирепее всех кричали школьники».

Джордж Оруэлл «1984» (1949).

Collapse )
checkered

Сергей Булгаков. "На пиру богов. Pro и contra". 1918-й год

Вот ещё по поводу русского духа я хотел указать:
не задумывались ли вы, какое ужасное значение должна иметь для него привычка к матерной ругани, которою искони смердела русская земля?
При том с какой, артистической изощрённостью можно прямо целый сборник из народного творчества об этом составить.
И бессильна против этого оказывалась и церковь, и школа.
С детьми и женщинами тяжело было по улице ходить в провинциальных городах наших, кажется, сама мать-земля изнемогает от этого гнусного непрестанного поругания.
Мне часто думается теперь, что если уж искать корней революции в прошлом, то вот они налицо:
большевизм родился из матерной ругани, да он, в сущности, и есть поругание материнства всяческого: и в церковном, и в историческом отношении.
Надо считаться с силою слова, мистическою и даже заклинательною.
И жутко думать, какая темная туча нависла над Россией, вот она, смердяковщина-то народная.
checkered

О НИКЧЕМНОСТИ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ, ЕЕ ПОШЛОСТИ, СЕРВИЛЬНОСТИ И ВОЗВЕЛИЧИВАНИИ НИЩЕТЫ



Советская культура ничего не дала мировой. Но многое пыталась украсть. Ничего не дала она и русскому человеку. Но многих убила. Если русская литература сакрализовала страдание, то советская — осуществляла — буквально — доносила, расстреливала, закапывала. Уберите советскую культуру, и нынешняя криво сделанная, картонная, ментальная РФ-ия рухнет. Не говоря уже о советской поэзии — апофеозе рифмованного верноподданичества и непередаваемой пошлости.

Советский — и значит пошлый. Недоделанный, несуразный, ободранный, культурно-обобранный. Социалистическое послевоенное искусство выглядит так, как будто авторы кроме самих себя ничего и не видели, и не читали. Под гитарку, КСП, бардовская песня — все это и советское, и непристойное. По большому счету — антисоветское тоже советское, а то и более, здесь надо говорить даже не об идеологическом противоборстве, кое в классическом понимании должно поддерживать систему (не всегда так, но часто), а о стилистическом сходстве. Не говоря о том, что различные антисоветские кружки были буквально нашпигованы томатной гебней и создавались с определенной целью. Настоящих диссидентов в этой среде — единицы — например Буковский, большинство — ряженые. И это проблема не только «нравственного выбора» и некачественности персонажей, но и того, что любая замкнутая система может не более, чем воспроизводить самое себя.

Совинтелы всегда врали — врали, чтоб выжить, потом, чтоб приспособиться, получить спецпаек, издаться, потом «для детей», потом «против детей», (носители репрессивного гена — априори губители своих детей). Сначала врали «от души», позже — по инерции, врали от
социально-адаптационного невроза, но врали и успокоившись. Врали под гитарку, под водочку, под «как бы чего не вышло». Но и про то, что вышло — врали («производственная проза», к примеру). Врали они в советский период, притворившись антисоветчиками, но врали и в демократический — изображая демократов. Ныне — те же — ровно те же люди — уже крымнашистские подпевалы. И все, заметьте — под гитарку.

Алина Витухновская