Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

checkered

Проблема лжи о сталинском времени и лжи во сталинское время

Мне прислали - воспоминания Жженова
https://kosarex.livejournal.com/4729484.html

Здравствуйте, Алексей!
Возможно, это будет Вам близко
Воспоминания Жженова
http://www.belousenko.com/books/zhzhenov/zhzhenov_3_stories.htm


Почитал, хоть викторину проводи - найдите хоть одно отличие от рассказов Шаламова. Одна система, одинаковые страдания и беззакония, одинаковая безнадежность ситуации. Обобщений нет, но это не задача рассказа. Проблема обощений решалась на уровне иных произведений, например, Солженицына.

Весьма интересна проблема лжи о сталинском времени и лжи во сталинское время. Репрессии это способ навести ужас и заставить всех аплодировать от страха за жизнь. Поэтому система была заинтересована в подаче правильного настроения для впадения народа в эйфорию, для это существовали речи и аплодисменты, жизнерадостные песни, победоносные отчеты. Но она же была заинтересована, чтобы маленькое количество заключенных всё-таки оказывалась на свободе, чтобы шепотом передавали истории о пытках, расстрелах, ужасах ГУЛАГа. Получалась смесь меда и дегтя, причем натурпродукт, а не халтура. Ушат дегтя и бочка пропагандистского мёда создали тот вкус времени, который сейчас пытаются воспроизвести и удивляются отсутствию жизнерадостных потребителей.
promo ukhudshanskiy june 26, 2017 10:15 15
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у salery в post РФ-ная элита неконкурентоспособна (какое там «противостояние Западу»… если бы даже и хотела) в основном не потому, что воровата. Во власти категорически мало элементарно интеллигентных людей. Поэтому она не способна проводить эффективную…
checkered

Чудовищная цена путинщины. По сути нас нагло и беззастенчиво лишают прошлого

Прочитали, теперь стихи Алигер стали 404
https://kosarex.livejournal.com/4728117.html


http://www.russianforever.com/stixiya/authors/aliger/all.html
Not Found
The requested URL was not found on this server.
Вот так похерили стихи лауреата Сталинской премии за поэзию. А дело в красивом четверостишии - приведу по http://shafarevich.voskres.ru/15.htm

Мы много плачем, слишком много стонем,
Но наш народ, огонь прошедший, чист.
Недаром слово "жид" всегда синоним
С святым, великим словом коммунист.

Вам что-то не нравится. Наверно, хотите исправить на -

Недаром слово "жид" всегда синоним
С святым, великим словом либерал.

Недаром слово "жид" всегда синоним
С святым, великим словом путинист.

Недаром слово "жид" всегда синоним
С святым, великим словом ортодокс.

Недаром слово "жид" всегда синоним
С святым, великим словом олигарх.

Понятно, что сколько людей, столько вкусов, варианты можно продолжить до бесконечности. Вопрос в том, зачем нас надо срочно лишать доступа к стихам Маргариты Алигер и права прочесть это стихотворение и прочие до конца? Историю-то знать надо, иначе не только прошлое не поймете, в настоящем дров наломаете. Причем, самим евреям весьма полезно знать, как их воспитывали раньше. Трансформации были наичудеснейшие. Вчера так, сегодня этак, завтра ещё что-нибудь придумают. Утешить можно - другие народы тоже воспитывают в стиле вчера так, сегодня этак, завтра шиворот-на-выворот. Не мните, граждане евреи, что вы одни получаете воспитание, а другие ходят невоспитанными.

Это ленинизм-сталинизм в истинном виде. В те прекрасные времена, узнав о посадке очередных врагов из числа знакомых и соседей, хорошо было хлебнуть водки и радостно спеть -

За столом никто у нас не лишний,
По заслугам каждый награжден.
Золотыми буквами мы пишем
Всенародный Сталинский закон

Время было прекрасное, везде табунами ходили инагенты и враги народа, за ними в воронках спешила стая чекистов. Скрывают не только стихи Маргариты Алигер, массу иных уже скрыли. По сути нас лишают прошлого. Даже прекрасного стихотворения Пастернака, восхваляющего Сталина, нас лишили. Остались крохи, вроде стихотворения Альтузена, правильного еврея и коммуниста -

Я предлагаю
Минина расплавить,
Пожарского.
Зачем им пьедестал?

Довольно нам
Двух лавочников славить,
Их за прилавками
Октябрь застал.

Случайно им
Мы не свернули шею.
Я знаю, это было бы подстать.
Подумаешь,
Они спасли Рассею!
А может, лучше было б не спасать?

Вот на таких чудо-стихотворениях готовился СССР к защите от нападения фашистской Германии, которую полагалось победить малой кровью, могучим ударом. А теперь вместе чудо-стихотворения нам подбрасывают 404.
checkered

30 сентября 1452 года



В этот день в Майнце Иоганном Гутенбергом была напечатана первая книга в мiре. Это была Библия. Ее тираж составил всего 180 экземпляров, но эта книга перевернула ход европейской истории. Заслуга мастера заключается, главным образом, в том, что он объединил все элементы печатания в эффективную систему производства.
Двумя экземплярами той знаменитой Библии располагает Россия. Фолианты, вывезенные в послевоенные годы из Германии, хранятся в Российской государственной библиотеке и в Научной библиотеке Московского университета.
Первопечатное издание Библии, созданное при помощи набора сменных литер, принято считать точкой отсчета истории книгопечатания в Европе. Гениальное изобретение Гутенберга состояло в том, что он изготовлял из металла «подвижные» выпуклые буквы, вырезанные в обратном виде, набирал из них строки и с помощью специального пресса оттискивал на бумаге. Этот способ изготовления шрифта Гутенберг придумал сам: сначала на торце пуансона (металлического бруска) гравировали выпуклое обратное изображение буквы. Затем на мягкой медной пластине (матрице) выбивали букву, потом вставляли в нижнюю часть полой трубки. Через открытый верх в трубку заливали специальный сплав (позднее его назвали гартом). С помощью этого приспособления можно было сделать сколько угодно точных копий пуансона – литер. С помощью литер – буква за буквой, строка за строкой, набиралась книга.


Collapse )
checkered

Чудовищные корни путинщины. Изнеможение и порча (3)

Оскудение

«И не сразу я понял, как огромен посланный мне дар ещё и обезпеченности – а потому полнейшей независимости. Я оказался безпрепятственно и наедине со своей достигнутой работой, писал книги – без малейшей оглядки. Независимость! – это шире и действенней, чем только одна свобода. Без неё – не выполнить бы мне свою задачу. […]
Однако все эти годы чувствовал я на плечах бере́мя шире только собственных моих книг. Поставлен я на такое место, и столько нитей ко мне сошлось – что и должен, и, кажется, нетрудно мне, и нельзя не – сплотить хоть малые силы, кто есть, для поднятия из пучин потопленной русской истории. Стал я простягаться, как бы нам начать выпускать историческую серию силами приглашаемых авторов, скажем – Исследования Новейшей Русской Истории, ИНРИ, – именно новейшей, потому что она более всего запущена и жжёт. […]
В ранней эмиграции, сразу после революции, писались больше мемуары и страстная публицистика, а если и попытки исследований, систематизации – то всё же с задачей самооправдания…[…]
А Вторая эмиграция была скорее нема и больше искала, как спастись от предательской союзной выдачи большевикам. Но текут десятилетия – когда же и кому это всё вытягивать и освещать? – ведь давно пришла, и давно ушла пора! […]
…Я возмечтал собрать остатки (начатки?) добросовестных русских научных сил – и дать им плыть в публику при содействии моего имени и при денежной поддержке нашего Фонда. И серию эту (я сразу так размахивался) издавать на нескольких главных языках.
Но – кого же собирать? […]
Так Россия и оказавшись на воле – не имела сил осмыслить сама себя?.. […]
Нет русских сил! Не хватает. […]
Уходит в песок кровь русской истории. […]
Нет работников! нет сотрудников! нет союзников! – это теперешнее рыхлое состояние русской эмиграции. Неужели и в других нациях так? или настолько вымерли русские и оскудели? […]
И что ж мы за нация, если полтора-двух-миллионное яркое наше рассеянье – кончается как бы ничем? Даже Церковь наша расколота натрое. Видимо, мы неспособны выстаивать в диаспоре – и это порок русского духа: мы слабеем, когда мы не в сплочённых (и командуемых) массах.
После 60 лет нет реальных сил, русские за границей усачиваются в чужеземную почву, выращивают чужеземное поколение. (И как я не видел и не размыслил этого в первое моё швейцарское лето, когда занёсся мечтами о “русском университете”!)
Двухмиллионное русское безлюдье… И нельзя надеяться, что “со временем вырастут силы”, могут только догаснуть. Спасибо, что хоть несколько десятилетий сберегали град русской культуры.
Нет, не из эмиграции придёт спасение России (и никогда не приходит из эмиграции). Только – что́ сделает сама Россия внутри.
А – что́ сделает? Вот это наше свойство, приобретенное за петербургский и советский периоды, – разобщённости, несамодеятельности, ожидания властной собирающей руки, – ведь оно и на родине такое ж, как в диаспоре».

А.И. Солженицын «Угодило зёрнышко промеж двух жерновов». Гл. 6 // «Новый Мiр». 2000. № 9.
[Spoiler (click to open)]https://sergey-v-fomin.livejournal.com/534715.html
checkered

Нумер 14


Одна из множества характеристик Пушкина

Несколько историй и фотографий из Императорского Царскосельского лицея. Слово «лицей» было новым в русском лексиконе, и Пушкин обсуждал, как его писать: лицей, ликея или ликей?

Преподаватели обращались к своим ученикам на «Вы». Отличительной чертой Царскосельского лицея был запрет телесных наказаний воспитанников, закрепленный в лицейском уставе.

Из 30 первых лицеистов 18 были православными, остальные — лютеранами или католиками. Император Александр Павлович подарил Лицею свою юношескую библиотеку, в основном состоявшую из иностранных книг.


Collapse )
checkered

Леон Дегрель о Гитлере. Исключительный ум

Универсальность познаний Гитлера может удивлять или вызывать недовольство у не знающих об этом, но, тем не менее, это – исторический факт: Гитлер был одним из наиболее просвещенных людей двадцатого столетия.



Гитлер был самоучкой и никогда не пытался это скрыть. Самодовольное тщеславие интеллектуалов, их блестящие идеи, красиво упакованные, словно батарейки для фонаря, время от времени раздражали его. Собственные знания он приобрел путем выборочного и упорного учения, и знал гораздо больше, чем тысячи украшенных дипломами академиков.
Не думаю, что кто-либо читал столько, сколько он. Обычно он прочитывал одну книгу в день, всегда начиная с заключения и оглавления, чтобы оценить для себя важность книги. Гитлер умел извлекать суть каждой книги и затем хранить ее в своем компьютерном уме. Я слышал, как он обсуждал сложные научные книги с безупречной точностью даже в разгар войны.
Пытливость его ума была безгранична. Он был прекрасно знаком с работами абсолютно разных авторов, и ничто не было слишком сложным для его понимания. Он прекрасно знал и понимал учения Будды, Конфуция и Иисуса Христа, так же как Лютера, Кальвина и Савонаролы; литературных гигантов вроде Данте, Шиллера, Шекспира и Гете; аналитиков, таких, как Ренан и Гобино, Чемберлен и Сорель.
Гитлер изучил философию, читая Аристотеля и Платона. Мог цитировать наизусть отрывки из Шопенгауэра, и в течение долгого времени носил с собой карманное издание этого философа. Ницше же научил его многому относительно силы воли.
Его жажда к знаниям была неутолима. Он потратил сотни часов, изучая работы Тацита и Моммзена, военных стратегов вроде Клаузевица, и создателей империй, таких, как Бисмарк. Ничто не ускользнуло от него: мiровая история или история цивилизаций, изучение Библии и Талмуда, философия томизма и все шедевры Гомера, Софокла, Горация, Овидия, Тита Ливия и Цицерона. Он знал труды Юлиана Отступника, словно был его современником.
Его знания также простирались и на механику. Он хорошо представлял себе, как работают механизмы; разбирался в баллистике различных видов оружия; и приводил в изумление лучших врачей знанием медицины и биологии.
Универсальность познаний Гитлера может удивлять или вызывать недовольство у не знающих об этом, но, тем не менее, это – исторический факт: Гитлер был одним из наиболее просвещенных людей двадцатого столетия. Во много раз более просвещенным, чем интеллектуальная посредственность Черчиль; или чем Пьер Лаваль, с его поверхностным знанием истории; Рузвельт; или Эйзенхауэр, никогда не продвинувшийся дальше детективных романов и комиксов.
Collapse )
checkered

Иван Савин

Иван Иванович Саволаин (29 августа (10 сентября) 1899, Одесса — 29 июня (12 июля) 1927, Хельсинки) русский поэт, писатель, журналист. Участник Белого Движения.

***

И канарейки. И герани.
И ситец розовый в окне,
И скрип в клеенчатом диване,
И «Остров мертвых» на стене;
( Свернуть )
И смех жеманный, и румянец
Поповны в платье голубом,
И самовара медный глянец,
И «Нивы» прошлогодний том;
И грохот зимних воскресений,
И бант в каштановой косе,
И вальс в три па под «Сон осенний».
И стукалку на монпансье, —
Всю эту заросль вековую
Безумно вырубленных лет,
Я — каждой мыслию целуя
России вытоптанный след, —
Как детства дальнего цветенье,
Как сада Божьего росу,
Как матери благословенье,
В душе расстрелянной несу.
И чем отвратней, чем обманней
Дни нынешние, тем родней
Мне правда мертвая гераней,
Сиянье вырубленных дней.

1925
Collapse )