Focus on the beautiful things in life (ukhudshanskiy) wrote,
Focus on the beautiful things in life
ukhudshanskiy

Category:

Личное дело йошкар-олинца Дамира Мухаматгалиева



фотограф


  • Родился в Йошкар-Оле. Окончил МарГУ сторико-филологический факультет).


  • 1987-1989 годы – служба в армии (ЛПА – ликвидация последствий аварии на ЧАЭС).


  • С 1990 года и по сей день – заведующий фотолабораторией Марийского государственного университета.


  • С 1991 года – член Союза фотохудожников России.


Мой отец больше сорока лет работал фотографом на заводе торгового машиностроения. И я фотографией увлекся с детства. Три года подряд занимал первые места на конкурсах среди школьников республики на Неделе творчества в Доме пионеров. Но желание заниматься чем-то повыше не оставляло в покое. Увлекся кино, хотел поступать во ВГИК, получить профессию кинооператора, но перестройка внесла свои коррективы: можно было пройти только по направлению, а его не было. После школы я поработал фотокором в молодежной газете. Один мой материал в редакции был даже признан лучшим – о немце, который попал в плен в войну в 1941 году и оказался в пригороде Йошкар-Олы, да так здесь и остался. Я даже премию тогда получил – целых 40 руб-лей! А как исполнилось 18 лет, как нормальный мужчина, изъявил желание служить в Советской Армии. Я, конечно, решил воспользоваться ситуацией и там реализовать свою новоприобретенную профессию. Попал во внутренние войска МВД и оказался на территории ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Говорили, был документ, в котором написано, что в зону ЛПА надо брать мужчин с 34 лет и у которых есть не менее двух детей. Но нас, пацанов после школьной скамьи, служило там немало. Кто-то «сгорал» сразу, получив дозу облучения, а некоторые, как мы, несли службу два года, хотя «партизаны», те самые взрослые мужчины, находились в зоне до 7 месяцев. В нашей части 3031 было шесть батальонов – самое большое подразделение в СССР – более 2500 человек. Службу несли в радиусе 10 и 30 км от станции. Проблема в том, что на территории Украины было много тюрем, где находились особо опасные преступники, и даже приговоренные к смертной казни (тогда ее еще не отменили). Им терять нечего было, и они старались попасть на территорию ЛПА на ЧАЭС и совершали часто побеги. Мы охраняли территорию от мародеров и от тех, кто хотел там скрыться от правосудия. В первое время их было очень много и, как правило, с оружием. А у нас – только штык-нож.

Как-то подвозили дедушку по дороге из части в райцентр Иванково. Была зима, холодно, он шел по трассе. За хлебом, говорит, в деревне нет. И рассказывает: «Мы эвакуированные из десятикилометровой зоны. Я старик, бабка тоже старая, дети разъехались, мы с ней никому не нужные. Поселили нас в семью, где 8 человек, мы и им не нужны. Они нам выделили свинарник, полтора года со свиньями живем. И деваться некуда». Мы вообще в шоке были, как людям в доме угла не найти, не по-человечески это! Что было с собой, деньги, какая-то мелочь, все ему отдали. Жуткий случай. Или еще. Тогда ведь 900 тысяч человек вывезли из Припяти и Чернобыля, грубо говоря, в тапочках и с документами. Давали эвакуированным квартиры в новостройках Киева и пригородах. Я позже узнал, что горожане из зависти поджигали им двери, били стекла, что на готовое пришли. Как можно людьми таких называть?

Из Марий Эл было два призыва в зону ЧАЭС – примерно человек 50, кроме «партизан». Мой призыв – 20 человек, практически весь охранял саму станцию. Я стал фотографом полка и много фотографировал. Делал портреты тех, кто хорошо служил, на Доску почета, оформлял Ленинские комнаты в отдельных ротах, фото на документы, тогда многие вступали в партию и комсомол. В начале 1989 года мне дали команду сделать подборку их 20 фотографий для отчета перед Горбачевым о состоянии дел: как в зоне Чернобыля служат солдаты, условия жизни, обмундирование, защитные средства (самые примитивные причем). Все как есть, без показухи. А в июле 1989 года вышла статья Е.Жирнова «Забытый гарнизон», из-за которой нашу часть быстро расформировали – через 5 месяцев, если это назвать «скоро». После демобилизации каждые пять лет провожу персональные выставки в Музее истории города Йошкар-Олы, которые рассказывают о тех страшных днях.

Звучит много разговоров о природных аномалиях в Чернобыле. Я видел грибы с диаметрами шляпки до 30 см. Почти у всех крупных деревень были пруды, в которых местные жители выращивали рыб. Людей нет, а рыба осталась и выросла до огромных размеров, и ее журналисты выдают за мутантов. Смешно, как малые дети… Что касается радиации, сейчас ее почему-то измеряют в зивертах, тогда как были всегда рентгены и миллирентгены. Эти зиверты вытащили, я думаю, для того, чтобы заморочить людям голову. Например, отопление у нас было печное, и дрова мы привозили из заброшенных домов, доза от них – 1000 бета, а горячие печи – 5000, при норме – 50. По количеству живых ликвидаторов в нашей республике сегодня ситуация такова: первоначально нас было 1080 человек, сейчас чуть больше 500. Кто от чего умирал, понятно, но еще и в заблуждение ввели вначале всех, когда сказали, что алкоголь выводит радиацию, и некоторые умерли от него. Меня же спасло то, что я всю жизнь занимаюсь своим самым любимым делом – фотографией.
https://www.marpravda.ru/news/society/lichnoe-delo-31-damir-mukhamatgaliev/



Оригинал этого поста находится по адресу https://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7638600.html
Subscribe

promo ukhudshanskiy june 26, 2017 10:15 15
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у salery в post РФ-ная элита неконкурентоспособна (какое там «противостояние Западу»… если бы даже и хотела) в основном не потому, что воровата. Во власти категорически мало элементарно интеллигентных людей. Поэтому она не способна проводить эффективную…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments