Focus on the beautiful things in life (ukhudshanskiy) wrote,
Focus on the beautiful things in life
ukhudshanskiy

Categories:

«Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена – переходные»

Оригинал взят у bruno_west в «Благонадежность - это клеймо, для приобретения которого необходимо сделать какую-нибудь пакость».


Щедрина и по сей день можно считать нашим современником. Банки и правительства, редакции и биржи, присутственные места и общественные палаты – все находит свое отражение в его сатирах. Парадокс: злободневный, едкий старикашка, казалось бы, зоил весь насквозь фельетонный и... вечность.

А между тем он еще все-таки как следует не прочитан, отставлен как бы на потом, и нельзя сомневаться, что его бытие и творения еще многих будут будоражить, обескураживать и пробуждать. Он и сам признавался: «Писания мои до такой степени проникнуты современностью, так плотно прилаживаются к ней, что ежели и можно будет думать, что они будут иметь какую-нибудь ценность в будущем, то именно как иллюстрация этой современности».

Какая-то вышла у него перманентная современность – время ушло, оно изменилось, а иллюстрация вроде бы опять соответствует. А вкупе с шершавым языком Эзопа, когда в публицистическую шелуху вкрапливаются не просто шедевры словесной эквилибристики, но и истинные бриллианты мудрости, превращается злободневный фельетон в непреходящее событие культуры.

Юрий Айхенвальд справедливо заметил, что сатирик подобен эмигранту: «Находясь за пределами своих осмеяний и описаний, он в то же время родственно с ними связан».

И теперь – в годину тотального скоморошества, когда мастаки по части сатиры устраивают свои делишки лучше некуда, когда зубоскальство над всем доморощенным вызывает истерический хохот податливой публики, – впору вспомнить и то, что, в сущности, Щедрин никогда не издевался над страной, народом и родиной, он не тот нравственный чужеземец, из уст которого было бы непереносимо услыхать насмешку, он тоскующий, страдающий обличитель, который, пытаясь врачевать социальные язвы, сам отравляется у реторты спасательных снадобий.

Питомец «рассадника министров» – так назвал он тот самый Царскосельский лицей, выпускником которого был и сам через дюжину курсов после Пушкина, – Щедрин обладал поистине государственным кругозором, управлял губерниями, был в курсе всех передовых идей и прогрессивных веяний. Тут интересно, как он реагировал на реформы, коренные перемены русской жизни, свидетелем – и участником! – которых оказался.

saltykoff

Взять, к примеру, пору акций и концессий, когда наиболее выгодными финансовыми операциями сделались подряды на строительство железных дорог. Восторг повсюду и повизгивание, податливые трубадуры в передовицах уподобляли сии негоции кровеносным сосудам, которые оживят якобы сонное Отечество.

Ну а при чем тут, спросите вы, Щедрин? А при том, что он не оставался тоже в стороне от этого процесса. «Двадцать лет назад, – писал он в рассказе «Столп», – почти весь местного производства хлеб потребляли на месте; теперь – запрос на хлеб стал так велик, что съедать его весь сделалось как бы щекотливым. Свистнет паровоз, загрохочет поезд – и увозит бунты за бунтами куда-то в синюю даль. И даже не знает бессмысленная чернь, куда исчезает ее трудовой хлеб и кого он будет питать...»

Что же сменилось на нашей земле?

Чумазый паровоз замещен. Дело теперь – труба. И снова, как из дойной буренки, высасывают из Руси все, что Бог послал, да еще и гордятся этим. А «бессмысленная чернь» топорщит зенки на новые ценники на бензоколонках и уразуметь не может, почему так выходит... И нету нового Щедрина, чтобы хоть что-то объяснил, только задорные шендеровичи петросянят.

Его чтят и собираются прочесть, и как бы было хорошо сберечь о нем имеющуюся память. Создать хотя бы музей. Вот и место есть – в сорока шагах от Невского, на Литейном, этот дом – №60 – вроде бы малоприметен внешне. Здесь жил и умер Щедрин. На архивной фотографии 1914 года вижу, как открывали мраморную доску. Дом и тогда был залеплен рекламой: «Рояли и пианино К.Бехштейнъ», «Принадлежности для гигиены и культуры тела», «Овощная, хлебная торговля». Горстка зевак, а двое вперились в объектив, абы чего не вышло: околоточный и некто в штатском с бульдожьей мордой.



Тут Щедрин редактировал «Отечественные записки» да и сам исправно снабжал журнал очерками, статьями и рецензиями. И на творчество находились силы – «Современная идиллия», «Письма к тетеньке», «Господа Головлевы», «За рубежом», «Сказки», «Пошехонская старина» – это ведь все писалось тут, в доме на Литейном.

Квартира Салтыковых на третьем этаже, вход с парадной. Есть знаменитая фотография Пантелеева: больной старик за письменным столом. Обширная комната с мебелью, обитою зеленым сафьяном. В шандале три свечи, громоздятся склянки с микстурами и – горы манускриптов! Тут до глубоких сумерек с пледом на плечах оглушительно кашляющий подвижник вершил свой титанический труд.

Вот парадокс: статский генерал и бывший вице-губернатор живот свой, можно сказать, положил на расшатывание устоев империи. И в несчастье своем он нашел сочувствие прежде всего у... террористов.

«Мы ощущали очень горестно, что наш любимый писатель вынужденно умолк, но чем мы могли выразить ему сочувствие? Все формы общественного проявления были тогда закрыты; единственно признанным было принесение приветствия в традиционный день именин».

Воспоминание сие принадлежит старшей сестре Ленина – Анне. И среди студентов, посетивших Щедрина, были Александр и Анна Ульяновы, а также Петр Шевырев (он был потом повешен с Ульяновым за покушение на царя). Александр Ульянов даже два раза побывал в доме на Литейном – в 1885 и 1886 годах. Кстати, приходил тогда сюда и Пилсудский.

– Щедрин, глядящий перед смертью в глаза Ленину, – какой поразительный ракурс истории! А между тем таков был скрытый от всех в тот день смысл того, когда к Щедрину пришла студенческая делегация, в которой участвовал брат Ленина – Александр Ульянов, – вспоминала участница той встречи Зинаида Венгерова.

Тем более поразителен этот ракурс истории, что и Ленин не однажды бывал в этом доме. Шустрая дамочка Александра Калмыкова развернула тут книготорговлю – лавку и склад. Крупская вспоминала о Калмыковой: «Струве был ее воспитанником, у нее всегда бывал и Потресов, товарищ Струве по гимназии. Позднее Александра Михайловна содержала на свои деньги старую «Искру»... Кличка ее была Тетка».

Вот так парадоксально сошлись под одной крышей «Отечественные записки» и зажигалка-агитка.

Мраморная доска памяти Щедрина висит в простенке между окнами первого этажа. Еще одна – с именем Ленина – установлена в канун его столетия. Так соединились на одном перекрестке Истории два знаковых имени... Один все боролся и мечтал. Другой все суммировал, организовал и довершил.

Давно хотели тут организовать музей. Академик Лихачев говорил, что даже дымоходы здесь помнят запах папирос писателя. Ратовали за музей Пушкинский Дом, общественность... Не так давно квартира Щедрина была выставлена на торги. Стартовая цена – 195 тысяч долларов.




В кабинете на Литейном, 60. Фото Л.Пантелеева.

Михаил Евграфович Салтыков по табели о рангах был генералом, не от инфантерии, а - по линии статской. В свободное от служебного рвения время под псевдонимом Щедрин генерал писал сатирические произведения, однако орудовал на этом фронте не как теперь эстрадные пустомели, а вкладывал душу и сострадал тем, кому доводилось худо от бесчинств мироедов и кровососов. Печальна юдоль сатирика на Руси! При внешнем благополучии внутренне генерал заражался миазмами социальных хворей, которые бичевал. Плюс (точнее - минус!), что ни вечер - журфиксы и рауты. С обжорством и бражничеством. Жена Елизавета Аполлоновна, скучающая барынька, да сынок Костя, светский пустоцвет, пуще ввергали в ипохондрию отца семейства. Что и предрешило кризис в богатырском здоровье Щедрина.

С фотографии глядит старик с выпученными глазами. Чернильницы не видно из-за реторт и склянок с лекарствами. Врач Белоголовый в сердцах кричал репортеру: «Вы спрашиваете, чем он болен? Проще спросить - чем он не болен!»



Соседями сатирика были супостаты Трепов и Победоносцев, и писатель на лето покидал Петербург. Он купил имение в Лебяжьем, он ездил в Финляндию, жил в Ораниенбауме и на станции Сиверская. Недуги уже сыскали место в организме, но не желали открыть названия. Щедрин в отчаянии хотел застрелиться, но сил не было спустить курок. Вглядываясь в быт финнов и прочих ингерманландцев, он увидел, что те бодры и жизнедеятельны. «Наверно, они потому бодры и жизнедеятельны, - подумал писатель, - что отродясь не сочиняли сатирических произведений.»

«Эх, барин, все не так просто», - прервал размышления классика конюх Герасим Михайлов. И поведал, что исстари селяне не только не злоупотребляют убоиной, но налегают на те дары своих огородов, которые неведомы капризным горожанам. Деревенскими мудрецами давно подмечены и целебные свойства земляной груши, растущей со времен матушки Екатерины. Кухарке дали указание интенсивнее использовать земляную грушу в блюдах и разносолах. Конечно, панацеей от всех бед растительная пища стать не могла. Однако благотворное ее влияние сказалось: писатель не только перестал хвататься за револьвер, но и - о чудо! - взялся за перо. Взял да и написал вдобавок к уже имеющемуся собранию своих сочинений «Пошехонскую старину». Толстая книга, хоть ее и не проходят в школе...

Сегодня ученые «рассекретили» эффект земляной груши. В числе прочих ингредиентов там содержится инулин, который стабилизирует уровень сахара в крови. Это важно при диабете. И не обязательно ехать в Ораниенбаум или на станцию Сиверская - инулин теперь есть почти в чистом виде, в таблетках. Если, повторяем, болезнь - прежде всего диабет - не запущена, то два-три курса приема инулина окажут свое лечебное воздействие.

Liteinyi_4


schedrin_w
«Благонадежность - это клеймо, для приобретения которого необходимо сделать какую-нибудь пакость».
«В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков».
«Везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед».
«Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства».
«Громадная сила – упорство тупоумия».
«Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит».
«Есть легионы сорванцов, у которых на языке "государство", а в мыслях - пирог с казенной начинкою».
«И взяв лягушку, исследовал. И по исследовании нашел: точно; душа есть и у лягушки, токмо малая видом и не бессмертная».
«Литература изъята из законов трения. Она одна не признает смерти».
«Многие склонны путать понятия: "Отечество" и "Ваше превосходительство".
«Не к тому будь готов, чтобы исполнить то или другое, а к тому, чтобы претерпеть».
«Нет задачи более достойной истинного либерала, как с доверием ожидать дальнейших разъяснений».
«Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена – переходные».
«Ничем не ограниченное воображение создает мнимую действительность».
«Ничто в такой степени не возбуждает умственную деятельность, не заставляет открывать новые стороны предметов и явлений, как сознательные симпатии или антипатии».
«Ничто так не обескураживает порока, как сознание, что он угадан и что по поводу его уже раздался смех».
«Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления».
«Система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать».
«Старинная мудрость завещала такое множество афоризмов, что из них камень по камню сложилась целая несокрушимая стена».
«Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения».
Салтыков-Щедрин



devotc_sch_1_w

Subscribe

promo ukhudshanskiy июнь 26, 2017 10:15 15
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у salery в post РФ-ная элита неконкурентоспособна (какое там «противостояние Западу»… если бы даже и хотела) в основном не потому, что воровата. Во власти категорически мало элементарно интеллигентных людей. Поэтому она не способна проводить эффективную…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments