October 16th, 2019

promo ukhudshanskiy june 26, 2017 10:15 11
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у salery в post РФ-ная элита неконкурентоспособна (какое там «противостояние Западу»… если бы даже и хотела) в основном не потому, что воровата. Во власти категорически мало элементарно интеллигентных людей. Поэтому она не способна проводить эффективную…
checkered

Итоги ста лет геноцида и сатанократии. Путинская РФ - территория политического беспредела

https://verybigfish.livejournal.com/2876482.html

Насквозь лживая официальная пропаганда очень успешна в сгнившей на наших глазах постсоветской РФ.
Важнейшую роль в пропаганде играет прошлое, ставшее богатым ресурсом для политики.
Прошлое используется для оправдания политики геноцида, вопиющих глупостей и самых чудовищнейших преступлений, совершаемых властью сегодня.

У постсоветских големов нет осмысленного, развёрнутого представления о прошлом (личном, персональном, семейном).
Есть набор истерических реакций по задаваемым властью поводам.

Одним из последствий этого стало разрушение самого сильного из типов социальной солидарности – персональной солидарности с собственными родителями, семьей и т. д.
Смерть члена семьи никак не соотносится в сознании нынешнего "россиянина" с его нынешними дифирамбами чиновникам и преступным институциям, которые это убийство организовали и осуществили.
Родители военных, незаконно посланных на убой в Донбасс и погибших там, относятся к происшедшему как к несчастному случаю, не больше.
В хаосе случайного солидарности не бывает.

Результат известен: полная общественная деградация и исчезновение в РФ политики как таковой – и интереса к ней.
checkered

Карл Густав Юнг (1875–1961).

«Разумная аргументация возможна и перспективна лишь до тех пор, пока эмоции не превысили некоторой критической для данной ситуации точки. Стоит температуре аффектов превзойти этот градус, и действенность разума отказывает, на его место приходят лозунги и химерические желания, иными словами, род химерической одержимости, которая, разрастаясь, производит психическую эпидемию. В этом состоянии приобретают значимость те элементы населения, которые раньше, под властью разума, влекли асоциальное и едва терпимое существование.
Подобные индивиды вовсе не представляют собой редкого курьеза, обнаруживаемого разве что в тюрьмах и сумасшедших домах. На всякого явно душевнобольного, по моей оценке, приходится как минимум с десяток латентных случаев. При видимой нормальности их воззрения и поведение находятся под влиянием безсознательных болезнетворных и извращенных сил, хотя до прорыва последних дело чаще всего не доходит. […]
Их душевное состояние соответствует как раз коллективному возбуждению группы, которой владеют аффективные предрассудки и фантастические желания.
В такой среде они оказываются самыми приспособленными, тут они чувствуют себя как дома. Ведь им по собственному опыту знаком язык подобных состояний, они умеют с ними обходиться.
Взывающие к коллективному неразумию, исполненные фанатичной злобы, химерические идеи падают на плодородную почву: здесь говорят те мотивы, поднимается та злоба, которые дремлют у нормального человека под покровом разума и благомыслия.
Хотя число таких индивидов ничтожно в сравнении со всем населением, они опасны как источник заразы, а именно по той причине, что так называемый нормальный человек располагает лишь весьма ограниченным самопознанием. […]
…Мы явно беззащитны перед лицом возможного влияния и психического заражения. Против психической заразы, как и против любых других опасностей, мы можем защищаться лишь в том случае, если осознаем, где, когда и как на нас нападают».


Collapse )