?

Log in

No account? Create an account

Сентябрь, 12, 2019

promo ukhudshanskiy june 26, 2017 10:15 11
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у salery в post РФ-ная элита неконкурентоспособна (какое там «противостояние Западу»… если бы даже и хотела) в основном не потому, что воровата. Во власти категорически мало элементарно интеллигентных людей. Поэтому она не способна проводить эффективную…
putnik_76
Русские мужики терпилы предпочитают самоликвидироваться...



Это же надо сука так было опуститься.  
Позорное, позорное время. Что же с вами происходит люди?
Да и люди ли вы? Как же вот так можно не уважать себя?! Как можно так оскотиниться?
Ведь только бы этих самоубийц, что добровольно закладывают в петлю шею от безысходности, хватило бы на довольно крепкий партизанский отряд, способный расхренячить всю продажную гвардию путлера. Ведь нет ничего страшнее по идее, отчаявшегося и доведенного до края пропасти человека! По крайней мере так было, когда-то. Этот тезис прекрасно доказали наши голозадые и униженные господами предки в далеком 17м году...
Но видать не смотря на убогую и грязную, голодную и холодную жизнь, они оставались людьми. Вы же мужеподобные обезьяны до последнего упивающиеся пивом по пятницам и играющие в компах в танки, предпочитаете удавиться, когда запасы пива не получается пополнять, а ваши жены и дети становятся сильно назойливыми в своих бесконечных неудовлетворенных материальных притязаниях.
Разве вы люди? Нет вы скоты...

И я даже не знаю, убивались бы вы что ли недолюди поскорей, что бы мы, те кто способен к сопротивлению, не размытые в крупинки вашей серой массовкой, сплотились бы в малочисленные, но страшные для иудо-фашистов отряды, несущие им заслуженное возмездие..

[reposted post] Но был один, кто не зассал...

beam_truth
bar_chk



Уважаемый naglecc очень часто задаёт прямые вопросы адептам канувшего в небытие СССР.

Звучит это так: "А что ты лично сделал для сохранение СССР? На каких баррикадах? Укажи дату и место".

Вопросы убойные. Я ещё ни разу не читал вразумительных ответов. Особи либо молча затухают, либо переходят на личности.

А правда, были ли смелые, верные присяге и чувству долга?*
Читать дальше...Свернуть )

М.О. Меньшиков

Молитва за Россию, за несчастное отечество наше, истерзанное и поруганное, уже захваченное тайными ее врагами. Но о каком чуде смеет просить Создателя народ, не умеющий сам сотворить никакого чуда? Кощунство просить о том, что уже дано, для чего нужно только наклониться и поднять. "Тебе, - может сказать Небо народу русскому, - дано громадное пространство земли, и не самой худшей. Тебе дана самая обширная в мире черноземная площадь, самые широкие степи, самые пышные леса. Тебе дана душа великой расы, победоносной, шествующей по главе человечества. Как малодушный апостол среди волн, ты утопаешь среди суши, ты теряешь веру в себя. Но, теряя веру в себя, ты отступаешь от своего божества, от своего права на жизнь. Ты просишь чуда, но в твоей собственной власти сотворить его".

В минуты острого отчаяния за Россию меня утешает одна мысль: а что, если мы, замотавшийся народ, очнемся? Я в это не совсем верю, но ведь что я знаю достоверного в таинственном процессе жизни? На моих глазах от ничтожнейших, пропащих родителей вдруг появлялись сын или дочь как бы другой породы, сильные, трезвые, трудолюбивые, и на сгнившем корне начиналась другая жизнь. Для меня бесспорно, что миллионы, может быть, десятки миллионов нынешних людей русских обречены на гибель. Невозможно им не погибнуть - ленивым, праздным, пьяным, бесноватым, развратным, которые бродят по всему лицу России, от ночлежки до Английского клуба, шулерничают, воруют, гадят и огаживают собою жизнь. Проникнув во все ткани народные, они, как яд, отравляют нацию. Что сами они погибнут, это вне спора, вопрос лишь в том, успеют ли они погубить и Россию?

Читать дальше...Свернуть )

svidetel
«Христианство соделывается невидимым для нас, удаляется от нас, когда мы покушаемся смесить христианство со служением мiру». (Св. Игнатий Брянчанинов)
Скрывая от народа подвиг мучеников, деятели Московской патриархии лишали нас долгие годы свидетельства о Христе и возможности нравственного и духовного противостояния тотальной лжи и насилию. Если уж князья Церкви одобряют советское правительство и «ленинские нормы», то что может позволить себе простой смертный? Раз нет Бога, значит все позволено: нет ни чести, ни совести. Но все это ни в коей мере не может быть судимо нами. Не только потому, что суд нам не принадлежит. А осуждение есть процедура, доступная лишь тому, кто присуждает к наказанию.

В тюрьмах, лагерях, и ссылках 20-50 годов томились тысячи и тысячи священнослужителей и мiрян. Были среди них и те, кто не выдержал мук. Никто из нас не вправе судить их. Каждый из тех, однако, кто избирал путь уступок и компромисса, мог предпочесть его только для себя лично, не никак не ради спасения Церкви и других.

Вера — таинственный дар благодатного бытия. Мы не знаем доподлинно, по какой причине Бог дарует одним это бытие, а других лишает eго.

«Глядя на Крест Господень и Распятого на Нем, я думал ныне: вот истинный Царь всех мучеников. Царь всех страдальцев, всех терпеливцев! Как сладко ради такого Царя нести какие угодно мучения, страдания, и подвиги! Как сладка страдальцам земли иметь и Царя-Страдальца. Поистине, Господь должен был пострадать, чтобы быть достаточным Утешителем страдающих!» (А.И. «В объятиях Отчих». Дневник инока. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1905, с.272)
Читать далее...Свернуть )

Wallace G. Levison


Gertrude Hubbell, Ruth Peters and Mildred Grimwood, hiking up their skirts at the shoreline of the beach
in Averne, New York, NY, 1897

The daughters of Emperor Nicholas II, 1914


The four sisters were all very different. The eldest, Olga, was very intelligent and gay and had a heart of gold; but
she was also rather timid, so that her sister Tatiana, who was much more sociable, was easier to get on with at first.
Marie was kindness and unselfishness personified; but Anastasia was the most amusing; she was always full of mischief.
“Anastasia is our family clown!” the Emperor one exclaimed, laughing, to my mother.

All four of the girls were essentially Russian, and they suffered at the very idea of marrying outside their country.
Each time there was a question of marrying a member of a foreign Royal house, Olga implored her parents to give
no serious thought to it as she wanted to stay in Russia. They had an adoration of their parents, and each time I saw them
I had the renewed feeling of being in a happy, friendly, very Russian family.

Olga Voronova, Upheaval