Focus on the beautiful things in life (ukhudshanskiy) wrote,
Focus on the beautiful things in life
ukhudshanskiy

Categories:

Спасатель из Марий Эл Григорий Пищенин рассказал об изнанке своей работы с детьми и утонувшими



Заслуженный спасатель Республики Марий Эл Григорий Пищенин своей благородной профессии отдал более 20 лет. Какой бы сложной ни была служба, он всегда знал, что сделал правильный выбор – хотя бы потому, что не каждый осилит ее изнанку.Наше интервью с Григорием Абрамовичем проходило наутро после его дежурства: в этот раз он вместе с коллегами занимался деблокированием пострадавших в серьезном ДТП, произошедшем за поселком Нолька. Вообще, у спасателей по долгу службы немало задач: тут поиск пропавших в лесу, водолазные и подводно-технические работы, ликвидация разливов нефтепродуктов, газоспасение и поиск пострадавших (в цехах заводов, например), вскрытие дверей, эвакуации из высотных зданий при пожарах. Будучи спасателем 1 класса, он точно знает: остаться в этой профессии сможет лишь тот, кто умеет отделять личное от рабочего.


«Страшно за детей»

В Марийскую аварийно-спасательную службу Григорий попал в 1999 году сразу после армии. Он с детства занимался спортом – легкой атлетикой, борьбой, служил в ВШМС – Военной школе морских специалистов, где тренировал солдат и сам ежечасно учился дисциплинам: постоянные занятия физической и специальной подготовке выковали из него настоящего бойца.

− Нас в увольнения отпускали, если кто-то подтянется больше 30 раз, а у меня даже не спрашивали – Пищенин, свободен, − смеется спасатель. − Когда отслужил и вернулся из армии, то через знакомых и родственников узнал, что есть место на спасательной станции. Тогда она еще находилась на берегу Малой Кокшаги, Стал работать там. Мы обслуживали всю республику, выезжая на водолазные работы, в основном, на дикие пляжи.

В том же году он достал своих первых утопленников – троих детей за день! Брат с сестрой 6 и 8 лет в Кокшайске и девочка 15 лет в Йошкар-Оле.

− Страшно детей вытаскивать из воды, особенно, совсем маленьких. Их мы достаем на руках, а взрослых – держа под подмышкой. Знаете такую поговорку: если человек перестает бояться – значит, он мертв. Страшно всегда. Со временем это чувство притупляется, раньше был какой-то выброс адреналина, а сейчас.… Бывает, что находишь кости, оторванные руки, тело без головы – уже не обращаешь внимания, просто делаешь свою работу. И на других внимания не обращаешь. Есть своя смена – смотришь только за ними, − рассказал Григорий. − Были ребята-водолазы, которые начинали заморачиваться, им ночами снились утопленники, но такие долго здесь не работают. Нужно уметь отстраняться. Я вот, допустим, не помню, куда ездил неделю назад на водолазные работы, это нужно посидеть, подумать. Может быть, когда-то это и аукнется, но принимать близко к сердцу точно не стоит.


Спасибо за спасение!

Со временем у Григория выработалась привычка не плавать в воде, а споласкиваться: зашел в воду, окунулся – вышел. Соседи даже раньше поручали ему присматривать за своими детьми во время купания, зная, насколько это безопасно.

− Тонут очень быстро, главное, увидеть этот момент. Был случай, когда мы искали мужчину на Южном пляже. Поиски шли два дня. На второй – народа море! Я на лодке, вижу, что стоят взрослые в воде и в 20 сантиметрах от них тонет ребенок. Другой бы не понял, что случилось, а опытный спасатель сразу определит по поведению и состоянию. Расстояние составляло около ста метров. Я кричу, меня не слышат. Хотел уже сам плыть. Ладно, рядом с ребенком девчонка стояла, увидела, как я машу руками, отреагировала и вытащила, − рассказал он.

Для марийских спасателей совсем не редкость, когда приходится спасать чужие жизни и после работы.

− У нас в вечернее время пересменка, ночные спуски запрещены – можно только при наличии спецоборудования и осветительных установок. И в это время я смотрю − с Центрального пляжа в сторону Ширяйково плывет женщина. Потом – раз! – пропала. Напарнику Паше говорю заводить мотор. А у меня при себе только ласты, маска и трубка, хотя пока я работал, 50% утопленников доставал без снаряжения – спокойно 4 минуты мог под водой находиться, − вспомнил еще одни случай спасатель. − Нырнул, плыву – ну нет ее! Уперся в стенку, значит, к руслу приплыл. Темно, ничего не видно, вода как зимой. Воздуха практически не осталось. Вдруг чувствую: мягкое. Схватил, тащу на берег. Вижу «солнышко» над головой – значит, метра три осталось. Напарник подтянул к катеру обоих, я из последних сил залез на катер «Амур», потом девушку вытащили, откачали. На «спасалке» потом к нам прибежал ее парень, пообещал два ящика коньяка. Сидим, ждем – час прошел – нет их! Потом домой поехали, чтобы успеть на троллейбус. Частенько такие случаи были, − смеется Григорий.

Обучение, когда он только начинал работать в МАСС, проходило на местной базе. Спасатель, заступая на смену, если не было вызовов, продолжает тренироваться. Во время дежурств он принимает снаряжение, оборудование, документацию, даже территорию и помещения. Потом идет с докладом к начальнику и посещает медиков. Спасателей учат различным специальным упражнениям, например, если тонущий вцепился и вместе с собой тянет на дно. Они разные для мужчин и женщин. Первым иногда приходится выламывать пальцы. Неподготовленному человеку это очень сложно сделать.

− Был случай, когда нам поступил вызов: есть утонувший. Начали вытаскивать, чувствуем, что тяжелый. Поднимаем, а у него за ноги держится женщина. Видимо, он поплыл ее спасать, она за него зацепилась и оба захлебнулись. Когда человек тонет, он неадекватен. Единственная мысль в его голове, что нужен воздух, − объяснил Григорий.

Тех, кто ушел под воду, спасать легче – нырнуть, достать и откачать. Дело секунд. Самое страшное – это когда подплываешь к тонущему (это еще нужно правильно сделать – со спины), а он может вцепиться и утащить с собой на дно. Особенно трудно, если это мужчина под 100 килограммов. Для него спасатель – это соломинка.

− Когда человек тонет, он не издает ни звука. Это выглядит как хаотические движения, жертва начинает дышать ртом, у нее бешеные стеклянные глаза. В этот момент хочется захватить кислород, удержаться на воде. Кричать – это тратить драгоценный воздух. Представляете, как люди давятся едой? Вот так и капелька воды в голосовой щели вызывает спазм. Очевидцы это издали не всегда определят, только поблизости, − рассказал сотрудник МАСС.

На вопрос, как он относится к тому, что до 1 марта 2022 года санатории будут пускать на свои пляжи только постояльцев или сотрудников, Григорий отвечает, что плохо.

− Думаю, это неправильно. Все пляжи и места для отдыха в санаториях оборудованы под купание, там есть спасательные посты, песок, дно чистое, нет коряг. Куда сейчас помчится народ? На дикие пляжи, озера и реки, где безопасность оставляет желать лучшего. Люди, придя на берег водоема, прежде чем лезть в воду, должны подумать, в каком они состоянии, стоит ли им купаться и присматривать за своими детьми или друзьями, с которыми прибыли.


«Менять профессию не собираюсь»

Самое неприятное для спасателя − когда на берегу начинается истерика. Частенько было, что люди упрекали их в том, что специалисты не успели спасти тонувшего.

− Люди не понимают, что мозг человека в теплой воде живет 3-5 минут. Позднее уже невозможно откачать. В зимнее время – до получаса. Нам говорили: спасатели, долго едете! Но вы представьте: из города ехать в район! Помню, в начале моей службы утонул мальчик эпилептик, который катался на катамаране. Мы его достали через 10 минут, даже смогли откачать – но он прожил три дня и умер в состоянии «овоща» - работали только те части мозга, которые отвечали за дыхание и сердцебиение, − вспомнил Григорий.

На вопрос о самых нелюбимых выездах отвечает емко: все. Как они могут быть такими, если за ними – страх, смерть, нервы и потрясения? Разгрузка после этого всегда происходит в коллективе, когда спасатели выговорятся и отправятся по своим делам. Они как никто другие знают цену жизни и то, что прожить ее надо достойно.

− Профессию поменять никогда не хотел: меня и в полицию звали, но я все детство провел в интернате – сами понимаете, что это такое, − смеется спасатель. − Поступали предложения поработать на Севере, на Чебоксарской ГЭС. Но тут – мой коллектив, с которым я хорошо сработался. Кого ни спроси, все скажут, что он у нас хороший. А еще слаженный: сейчас уже никому ничего объяснять не надо, все свои задачи знают. Фактически, это второй дом, но жена говорит, что первый – сутками не бываю с семьей. Когда жара была, каждый день проводил с коллегами. Иногда вернешься с выезда на базу, а тебе говорят: нашли утопленников. Приходится не ехать домой, готовить снаряжение.

Пять сестер Григория Пищенина гордятся братом: он у них один такой − заслуженный спасатель Республики Марий Эл! Получил это звание специалист в 38 лет.

− Жена уже привыкла к моему графику, за что я ей безмерно благодарен. Другая бы давно сказала: хватит работать за такие деньги − тебя дома не видят! Если что-то подобное и слышу, то всегда в шутку. Мы 22 года вместе, и всегда она меня поддерживает, − с теплотой в голосе говорит Григорий. − Сын спасателем быть не хочет – он закончил первый курс факультета ветеринарии Нижегородской академии. С детства любит помогать животным, самостоятельный не по годам – горжусь им!

https://www.marpravda.ru/news/yvlechenija/spasatel-mariy-el


Subscribe
Buy for 20 tokens
Вы вероятно считаете, что вам, как гражданину РФ тоже принадлежат наши недра? Наивный вы человек. Усаживайся поудобнее, мой наивный друг, протирай глаза и читай про одну очень интересную схему. Есть в нашей стране такое государственное АО как «Росгеология», задача которой, в одно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments