Focus on the beautiful things in life (ukhudshanskiy) wrote,
Focus on the beautiful things in life
ukhudshanskiy

Category:

ФАКЕЛЬЩИКИ МIРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1)










CARTHAGO DELENDA EST


Есть в наших днях такая точность,
Что мальчики иных веков,
Наверно, будут плакать ночью
О времени большевиков.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Я б сдох как пёс от ностальгии
В любом кокосовом раю.
Но мы еще дойдем до Ганга,
Но мы еще умрем в боях,
Чтоб от Японии до Англии
Сияла Родина моя.


Павел КОГАН.
1940-1941 гг.


Один из реальных (и весьма успешных) проектов мiрового господства был – что бы там ни говорили, – несомненно, именно красный проект, к осуществлению которого большевики приступили сразу же после захвата в октябре 1917-го власти в России, не дожидаясь даже окончания гражданской войны.
Внутреннее население в разное время подвергалось ими массированной пропагандистской обработке путем «перевода стрелок» то на «буржуазный империализм» и «фашизм», то на «масонство» и «сионизм», то на «происки англо-саксов». Всё это, разумеется, не значит, что у самих этих перечисленных явлений и общностей каких-то своих планов не существовало. Но не может же при этом, однако, не обращать на себя внимание и пропагандистско-агитационный характер всех этих советских и постсоветских разоблачений, о чем свидетельствует, между прочим, и сомнительная достоверность многих якобы «подтверждающих» это опубликованных документов.
Одной из главных целей большинства такого рода «разоблачений» было отвлечение внимания подвергавшегося обработке населения от гораздо более близких к осуществлению (а потому и наиболее опасных на самом деле) планов самих коммунистов и пришедших им на смену «товарищей».
Не менее неадекватной была и внешняя реакция на советский проект. Как еще в 1980-м верно заметил А.И. Солженицын, «коммунизм: у всех на виду – и не понят».
В статье под этим названием он писал: «…C самого начала западные правительства не увидели себе смертельной опасности. […] Спросите раковую опухоль – зачем она растёт? Она просто не может иначе. Так и коммунизм: не может не захватывать новых стран, злобным инстинктом, а вовсе не разумом стремясь к захвату и всего мiра. Коммунизм – это новое качество, не виданное во всей мiровой истории, и безплодно искать аналоги. Все предупреждения Западу о безпощадной и ненасытной природе коммунистической власти остаются втуне: этого не хотят принять именно потому, что это слишком страшно. […] И самое поразительное: коммунисты десятилетиями не скрывали (пока ещё не поумнели), объявляли громко, что их задача – уничтожить буржуазный мiр, – а Запад только улыбался: “какая крайняя шутка”».
С этой расслабленной улыбкой мы видим его еще и сегодня...



Щупальца Коминтерна. Французский плакат 1936 г.
http://tipolog.livejournal.com/60835.html

Упразднение Коминтерна в 1943 г. вовсе не означало отказ красных правителей от планов подмять под себя весь мiр, знаменуя лишь переход к иным, более открытым, практическим методам осуществления прежних своих целей, выразившихся в создании мiрового соцлагеря. Этой первой перестройке предшествовала ликвидация (в ходе «большого террора») ведущих коминтерновцев, означавшая смену команды исполнителей и, одновременно, сокрытие – через зачистку кадров – неудобных тайн прошлой своей деятельности.
Не завершился, в очередной раз (после небольшого перерыва) лишь видоизменившись, этот процесс и с сопровождавшимся ликвидацией «руководящей и направляющей» роли КПСС развалом СССР.
Несомненно, все те связи и наработки, весь тот огромный накопленный опыт и отработанные методы не пропали даром, не были сданы в архив; после модернизации и усиления их вновь пустили в дело…
Осознанию всех этих обстоятельств мешает не только оболваненное трескучей пропагандой массовое сознание, но, прежде всего, крайняя скудость (неслучайная, разумеется) информации о подлинном характере деятельности Коминтерна – этой весьма закрытой, окруженной многочисленными, более похожими на сказки, легендами, организации.
Как ни странно, даже публикация документов (создававшихся когда-то с прицелом на, пусть и ограниченную, но всё-таки определенную публичность) тут мало чем может помочь. Таковы же и официальные (к тому же весьма малочисленные) воспоминания коминтерновцев, писавшихся в советское время.
Одними из немногих, заслуживающих внимания мемуаров, являются воспоминания Айно Андреевны Куусинен (1886–1970), сотрудницы аппарата Коминтерна и разведывательного управления Красной армии, супруги Отто Вильгельмовича Куусинена (1881–1964), одного из руководителей III Интернационала, долголетнего покровителя и куратора будущего председателя КГБ СССР и одного из последних генсеков Ю.В. Андропова (1914–1984). Взаимоотношения последних затронул в недавней своей (в целом весьма странной) книге «Когда грядет беда» (М. 2020) исследователь Царского дела Виктор Корн.



Айно Куусинен «Господь низвергает своих ангелов». Воспоминания, 1919-1985. Петрозаводск. «Карелия». 1991.

Выйдя замуж в 1922 г. в Москве, через два года, став членом партии большевиков, Айно Куусинен была принята на службу в аппарат Коминтерна, в котором проработала до 1931 г., когда ее послали с заданием сначала в США, а потом, в 1934-м (уже и по линии Разведупра РККА, с котором у Коминтерна были самые тесные связи) – в Японию. Отозванную в конце 1937 г., ее арестовали и в 1938-м заключили в лагерь. Вскоре после освобождения в 1946-м ее вновь посадили, выпустив окончательно лишь после смерти Сталина.


Айно и Отто Куусинены. 1920-е годы.

На следующий год после кончины мужа, с которым она больше не общалась, презирая его за то, что тот не сделал ни малейшей попытки хоть чем-то облегчить ее участь, Айно Куусинен смогла наконец вернуться на родину в Финляндию.
Там она и написала на немецком языке свои воспоминания, завещав опубликовать их только после своей смерти. В 1972 г. книга действительно вышла в Германии и Финляндии, а два года спустя в переводе на английский в Лондоне и Нью-Йорке.
Первое русское издание вышло в 1991 г. в Петрозаводске. К сожалению, оно прошло почти что незамеченным для общественного внимания…
Наиболее интересные, на наш взгляд, фрагменты из этой книги, касающиеся темы Коминтерна, мы републикуем в нескольких по́стах нашего ЖЖ.



Куусинены в последние годы жизни.



В штабе мiровой революции


С 1924 по 1933 год я работала в Коммунистическом Интернационале, Коминтерне. Прежде, до приезда в Москву, я об этой организации почти ничего не знала. Но вскоре получила возможность довольно близко познакомиться со «штабом мiровой революции». В 1921 году мужа назначили секретарём Исполкома Коминтерна, кроме прочего, он занимался разработкой устава и основных направлений деятельности этой организации. С осени 1922 года я участвовала в вечерних обсуждениях дел Коминтерна.
Собирались обычно у нас дома, в гостинице «Люкс». Нередко бывали у нас Раковский и Пятницкий, оба из Коминтерна. Обычно засиживались за полночь – в Москве это было тогда принято. Поэтому ещё раньше чем начать работать в Коминтерне я уже кое-что знала о его функционерах, его проблемах и задачах. […]
От Куусинена и его сослуживцев я узнала, что ещё задолго до революции 1917 года Ленин мечтал образовать международное сообщество, которое занималось бы подготовкой и осуществлением революций в других странах. На смену старым, капиталистическим правительствам должны были прийти большевистские, коммунистические. В декабре 1918-го или январе 1919-го Ленин собрал в Москве своих друзей и соратников на совещание. Участвовали в нём и многие руководители неудавшегося коммунистического мятежа 1918 года в Финляндии. Обсуждались вопросы создания централизованной интернациональной организации коммунистов, которая бы заменила Второй Интернационал. Штаб организации должен был находиться в Москве. […]
После мартовского конгресса 1919 года штаб мiровой революции расположился в одном из особняков Денежного переулка. Я впервые вошла в это здание в 1922 году. Мне показалось невероятным, что это и есть центр мiровой революции. Я уже писала раньше, что увидела там лишь разношёрстную толпу интеллигентов – русских и иностранцев.
В этом здании в 1918 году было немецкое посольство, там был убит германский посол граф Мирбах. Официально считается, что его убили эсеры в знак протеста против Брест-Литовского мира. Ленин тогда же заявил, что убийство посла – лишь преамбула к восстанию эсеров против большевиков, и многие социал-революционеры были расстреляны. Но муж мой говорил мне, что эсеры к тому убийству не имели никакого отношения… Однажды я застала Отто беседующим в своём кабинете с рослым чернобородым человеком. Мне он представился Сафириным. А когда он ушёл, Отто, улыбаясь, сказал, что это был убийца графа Мирбаха – Блюмкин. Он работает в Чека и едет за границу с важным заданием, касающимся Коминтерна. Я сказала, что ведь Мирбах был убит эсерами. Отто лишь громко рассмеялся, и мне стало ясно, что убийство было подстроено, чтобы убрать с дороги мешавшую Ленину партию социал-революционеров.
В начале 1921 года Ленин отозвал Отто Куусинена из Стокгольма и дал задание подготовить устав, который будет представлен на утверждение третьего конгресса Коминтерна в июле 1921 года. […]
Поступая на работу в Коминтерн в 1924 году, я предварительно должна была сообщить все данные о себе, подписать множество документов и ответить на вопрос, знаю ли я марксизм. Ленин, говорят, на такой вопрос ответил: «Пытаюсь ему научиться».
Меня посадили за пустовавший стол в кабинете Ярославского, бывшего в то время председателем контрольной комиссии партии. […]
В отделе информации я занималась изучением политической и экономической жизни Швеции, Норвегии и Дании; должность называлась – референт по Скандинавии. Я внимательно читала все крупнейшие издания, выходящие в Скандинавии, информацию ТАСС и заявления советского правительства, касающиеся этого региона. Мне помогали берлинец Вилли Миленц и стенографистка из отдела печати. Каждую неделю мы готовили два реферата на немецком языке о каждой из трёх стран. Один – о политике, другой – об экономике. Оба реферата должны были каждую пятницу около четырёх часов дня лежать на столе у Хеймо. Их изучал сам Хеймо или по его просьбе кто-нибудь другой, малозначительные факты вымарывались, остальное переводилось на русский. Один экземпляр русского текста, если мне не изменяет память, доставлялся в секретариат Сталина.
Мы получали телеграммы ТАСС двух типов: на серых бланках – информация, которая печаталась в газетах, и секретные сведения – на розовых бланках. Их имели право читать лишь немногие из служащих Коминтерна и члены ЦК партии. Ко мне в кабинет часто заходили редакторы иностранных отделов «Правды», «Известий», «Вечерней Москвы», спрашивали, нет ли в секретных телеграммах новостей, которые можно использовать в газете. Я передавала им устно некоторые сведения о забастовках и других событиях, но телеграммы показывать не имела права. […]
К счастью, жизнь в Скандинавии в 20-х годах протекала довольно ровно, поэтому составление рефератов особых трудностей не представляло.



Айно Куусинен «Господь низвергает своих ангелов».
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/492662.html
Subscribe
promo ukhudshanskiy june 26, 2017 10:15 15
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у salery в post РФ-ная элита неконкурентоспособна (какое там «противостояние Западу»… если бы даже и хотела) в основном не потому, что воровата. Во власти категорически мало элементарно интеллигентных людей. Поэтому она не способна проводить эффективную…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments