?

Log in

No account? Create an account
promo nemihail 13:00, вчера 17
Buy for 20 tokens
Эта история по своей нравственной дикости не далеко ушла от недавней истории с доцентом Соколовым. Подпись в её аккаунте гласила: "Надоело засыпать одной" Фото: ВК, Елизавета Силаева ( https://vk.com/id178698928?z=photo178698928_406392473%2Falbum178698928_0%2Frev) Вот её…
Первая в СССР научно-художественная  картина советского производства "Аборт"

Немногим.

«Блажени изгнании правды ради, яко тех есть Царство Небесное.» (Мф. V, 10)

Блажен, кто в дни борьбы мятежной,
В дни общей мерзости людской,
Остался с чистой, белоснежной,
Неопороченной душой.

Блажен, кто в годы преступлений,
Храня священный идеал,
От повседневных искушений
Умом и сердцем устоял.

Блажен, кто, вписывая повесть
В скрижали чёткие веков,
Сберёг, как девственница, совесть
И веру дедов-стариков.

Блажен, кто Родину не пре́дал,
Кто на Царя не восставал,
Кто чашу мук и слёз изведал,
Но малодушно не роптал.

1921

С. Бехтеев


О СТАТИСТИЧЕСКОМ МИНИСТЕРСТВЕ СЧАСТЬЯ — ВЦИОМ, О ДЕКЛАРАТИВНОМ СЧАСТЬЕ РАБОВ, О БУДДИЗМЕ ДЛЯ БЕДНЫХ И БЕДНЫХ БУДДИСТАХ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Для начала длинная цитата: «Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал результаты опроса, который был призван выявить число счастливых россиян.»

В реальной основе постсоветского массового бессознательного лежит отнюдь не все то декларируемое разнообразие всевозможных «духовных скреп», о которых без устали вещают с экранов телевизоров. Его подлинной основой является страдание. Как страдание отдельно взятого существа, насильно ввергнутого в бытие, так и страдания целых общественных групп, вброшенных в кроваво-мутный исторический круговорот евразийской энтропийной воронки. Заканчивая, собственно, всем до самой крайней степени изуродованным обществом РФ, пребывающем в 21-ом веке в состоянии тяжелейшей ахронии (безвременья), умноженной на тотальное отрицание передовых, прежде всего — социальных цивилизационных достижений.

Но страшнее принуждения к страданию, посредством его сакрализации, коему здесь, кажется, служит всё, от религии до культуры и общественных институтов — только принуждение к счастью.

Ты должен быть как бы и счастлив и несчастлив одновременно. Буквально, ты должен претерпевать страдания — по причинам патриотическим («вместе с народом», «во имя государства»), либо по причинам религиозным («бог терпел» и пр.), при этом с улыбкой на лице — к чему призывает как профанная психология, так и (опять!) традиционная религия («уныние — тяжкий грех»).

Абсолютно садомазохистская и шизоидная конструкция.

Алина Витухновская
sergey_v_fomin

Джордж Оруэлл (1903–1950).


НАШ МIР И ЕГО СКРЕПЫ


«Мысли в ее голове все до единой состояли из лозунгов, и не было на свете такой ахинеи, которой бы она не склевала с руки у партии».
Дж. ОРУЭЛЛ.


«Статистика в первоначальном виде – такая же фантазия, как и в исправленном.
Чаще всего требуется, чтобы ты высасывал ее из пальца. Например, министерство изобилия предполагало выпустить в 4-м квартале 145 миллионов пар обуви. Сообщают, что реально произведено 62 миллиона. Уинстон же, переписывая прогноз, уменьшил плановую цифру до 57 миллионов, чтобы план, как всегда, оказался перевыполненным. Во всяком случае, 62 миллиона ничуть не ближе к истине, чем 57 миллионов или 145.
Весьма вероятно, что обуви вообще не произвели. Еще вероятнее, что никто не знает, сколько ее произвели, и, главное, не желает знать. Известно только одно: каждый квартал на бумаге производят астрономическое количество обуви, между тем как половина населения Океании ходит босиком. […]
Телекран все извергал сказочную статистику. По сравнению с прошлым годом стало больше еды, больше одежды, больше домов, больше мебели, больше кастрюль, больше топлива, больше кораблей, больше вертолетов, больше книг, больше новорожденных – всего больше, кроме болезней, преступлений и сумасшествия.
С каждым годом, с каждой минутой все и вся стремительно поднималось к новым и новым высотам. […]
…Всегда ли было это ощущение, что ты обкраден, обделен? […]
Он снова окинул взглядом зал. Почти все люди были уродливыми – и будут уродливыми, даже если переоденутся из форменных синих комбинезонов во что-нибудь другое. […]
Если не оглядываешься вокруг, подумал Уинстон, до чего же легко поверить, будто существует и даже преобладает предписанный партией идеальный тип: высокие мускулистые юноши и пышногрудые девы, светловолосые, беззаботные, загорелые, жизнерадостные. На самом же деле, сколько он мог судить, жители […] в большинстве были мелкие, темные и некрасивые.
Любопытно, как размножился в министерствах жукоподобный тип: приземистые, коротконогие, очень рано полнеющие мужчины с суетливыми движениями, толстыми непроницаемыми лицами и маленькими глазами. Этот тип как-то особенно процветал под партийной властью».



Джордж Оруэлл «1984» (1949).